Евгения Акимовна Шан-Гирей, троюродная племянница великого Поэта

В Литературном отделе музея начала работу мини-выставка, посвящённая Евгении Акимовне Шан-Гирей (Казьминой) (1856-1943) - дочери троюродного брата М.Ю. Лермонтова Акима Павловича Шан-Гирея и Эмилии Александровны (урожденной Клингенберг), отчимом которой являлся генерал-майор П.С. Верзилин.

 

Зная о поэте со слов своих родителей (ее отец детские годы провел и воспитывался вместе с М.Ю. Лермонтовым, который впоследствии стал ему близким товарищем, а мать — свидетель последних дней поэта в Пятигорске), Евгения Акимовна посвятила жизнь хранению памяти о великом поэте, являясь живой связующей нитью между далекой лермонтовской эпохой и нашей современностью.

 

Е.А. Шан-Гирей прожила большую долгую жизнь, которая была насыщена разными событиями. С 1914 года и до своей кончины Е.А. Шан-Гирей жила в Пятигорске, в доме по ул. Буачидзе № 9, когда-то принадлежавшем ее матери Эмилии Александровне; сейчас этот дом известен как «верзилинский»; он входит в состав музейного лермонтовского квартала, являясь литературным отделом музея «Домик Лермонтова». 



 

Евгения Акимовна очень много сделала для популяризации памяти поэта: выступала с беседами и лекциями о М.Ю. Лермонтове, вела переписку с ведущими лермонтоведами страны и даже приняла участие в съемках документального фильма 1940 года «Гибель поэта». Е.А. Шан-Гирей передала в дар нашему музею бесценные вещи: семейные фотографии, свои мемуары, брошь-камею и алмазный кулон своей матери Эмилии Александровны, рукоделие сестер Верзилиных, а также уникальные предметы — стол и кресло М.Ю. Лермонтова из его петербургской квартиры.

 

Являясь наследницей памяти таких двух представительных родов (Лермонтовых и Шан-Гиреев), Евгения Акимовна была очень скромна и никогда не отказывалась прийти, когда ее просили рассказать о поэте.

 

Из книги Е.И. Яковкиной «Последний приют поэта»: «Надо было видеть, как слушали эту маленькую, сухонькую, с большими живыми глазами, необычайно скромную старушку. Всегда в черном платье с белым воротником, заколотым чудесной старинной камеей, она говорила очень тихо, а слушатели стояли, словно завороженные, затаив дыхание. Да и как можно было иначе слушать эту милую, трогательную в своей старости племянницу поэта...».


пн

вт

ср

чт

пт

сб

вс

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

Карта сайта
Продолжая использовать данный сайт, Вы даете согласие на обработку своих персональных данных.