Кем был В.Ф. Одоевский, подаривший М.Ю. Лермонтову записную книгу при его последнем отъезде на Кавказ?

На Ваши вопросы отвечает Екатерина Леонидовна Соснина, доцент, кандидат исторических наук, главный научный сотрудник Государственного музея-заповедника М.Ю. Лермонтова.

---

Кем был В.Ф. Одоевский, подаривший М.Ю. Лермонтову записную книгу при его последнем отъезде на Кавказ?



 

Одоевский В.Ф. (1803–1869) — последний представитель княжеского рода Одоевских — одной из старших ветвей Рюриковичей. По свидетельствам современников, Одоевский не придавал значения своему княжескому титулу и происхождению от правителей удельного времени, чем приводил в изумление аристократов, завидовавших древности его рода. Учился в Московском университетском благородном пансионе (1816–1822). Большое влияние на мировоззрение оказала дружба с двоюродным братом А.И. Одоевским. Как он признался в Дневнике студента (1820–1821), «Александр был эпохою в моей жизни». На квартире В. Одоевского в Москве собирался кружок «Общество любомудрия» (1823–1825 гг.), созданный под влиянием шеллингианских идей.

 

Как писатель и мыслитель, князь Одоевский долгое время находился под влиянием Гофмана и Шеллинга, увлекался оккультными учениями, за что получил прозвище «русского Фауста». Известен как мастер фантастической романтической повести, одним из первых в России экспериментировал с жанром утопии, продолжал традиции просветительской сатиры. Одоевский и Лермонтов принадлежали к разным течениям в русской литературе романтизма, но их объединял интерес к Шеллингу, Гофману, к фантастическому роду в литературе. Исследователи отмечали творческие связи Лермонтова и Одоевского. Так, например, драма Лермонтова «Странный человек» — её название, конфликт, центральный характер — сопоставлялась с очерком Одоевского «Странный человек» (1822); отмечались также точки соприкосновения «Штосса» Лермонтова с «Сильфидой» и «Саламандрой» Одоевского. Лермонтовская повесть в стихах «Сказка для детей» (образ демона) соотносилась с написанной ритмической прозой мистерией Одоевского «Сегелиель. Сказка для старых детей» (частично опубликованной в 1838 г.). «Герой нашего времени» Лермонтова и параллельно писавшиеся «Русские ночи» Одоевского сопоставимы в жанровом отношении — как циклы повестей, тяготеющие к форме философского романа. В литературе усматривалась также некоторая близость взглядов Лермонтова и Одоевского на сущность творчества: роль интуиции в художественном освоении мира, мысль о провиденциальном назначении художника.



Общение Одоевского и Лермонтова началось, по-видимому, в начале 1838 года. Уже осенью — зимой 1838 года Лермонтов — посетитель литературного салона Одоевского; в 1840–1841 гг. он встречается там с И.И. Панаевым, Е.А. Баратынским и, по свидетельству Панаева, с В.Г. Белинским. Одоевский и Лермонтов бывали в салоне Карамзиных. Лермонтов мог также встречаться с Одоевским у Жуковского и в муз. салоне графа М.Ю. Виельгорского, описанном в «Штоссе». Имя поэта привлекло внимание Одоевского с появлением стихотворения «Смерть Поэта», с которым его познакомил А.А. Краевский. Автограф этого стихотворения (без последних 16 строк) сохранился в его архиве. Одоевский был соредактором послепушкинских томов «Современника», где появилось «Бородино» (1837). К 1839 (ок. 5 авг.) относится единственная сохранившаяся записка Одоевского к Лермонтову, обращение в которой на «ты» свидетельствует о короткости их отношений. После смерти Лермонтова Одоевский заботился о собирании и публикации его наследия. Записная книжка со стихами Лермонтова была возвращена ему А.А. Хастатовым в декабре 1843 года, и уже в № 12 «Отечественных Записок» за 1843 г. и в № 1 за 1844 г. Одоевский опубликовал неизвестные стихи Лермонтова. Он также способствовал появлению переводов из Лермонтова и сам дал подстрочный французский перевод «Воздушного корабля», сделав примечание о Лермонтове как «замечательном поэте» и о природе его фантастики.




Карта сайта
Продолжая использовать данный сайт, Вы даете согласие на обработку своих персональных данных.